Том Платц интервью | Pumpingiron.com.ua

Том Платц интервью

Дата публикации Фев 24 2013
Просмотров:6 180

Том Платц

Том, расскажи, как ты ступил на скользкую дорожку под названием бодибилдинг, кто для тебя был примером в начале этого пути?

ТОМ ПЛАТЦ: С бодибилдингом я познакомился, увидев фото Дэйва Драппера в журнале. Он был сфотографирован на фоне пальм и серферных досок, у его ног сидели роскошные девушки… Знаете, у меня дыхание остановилось. Как говорят у нас здесь: жизнь — не в количестве вдохов и выдохов, а в том, какое количество, раз у вас останавливается дыхание от увиденного. Так вот, это был один из тех самых моментов, и было мне 9 лет. Эти снимки, сделанные Артом Зэллером, изменили всю мою жизнь! Я сразу подошел к отцу с журналом в руках и сказал, что хочу быть культуристом! На что отец, в свойственном ему, как военному, приказном тоне, сказал мне: «Хочешь быть культуристом — пожалуйста! Но вначале ты пойдешь в колледж! И будешь первым из Платцев, который получит образование в колледже». На что я ему ответил в свойственной манере сына военного: «Да, сэр!». Вот с того времени Дэйв Драппер и был моим кумиром.

Дэйв был высокодоходным человеком, который, при всей его любви к бодибилдингу, не любил выступать на соревнованиях, да и вообще не сильно любил быть «популярным». Можно сказать, что кинематограф он оставил потому, что не его это — быть в центре внимания. Куда ближе ему было спрятаться в мастерской с бревнами, из которых он вытачивал скульптуры и мебель, чем сниматься в кино с такими известными звездами, как Шэнон Тейт и Тони Кертисом. И вот тогда, когда Дэйв, будучи тем самым Арнольдом» до самого Шварценеггера, ушел из кинематографа и спорта, мир получил Арнольда Шварценеггера, который был полной противоположностью Дэйва.

Арнольд, будучи по жизни настоящим Терминатором, начал успешно осваивать индустрию бодибилдинга и кино. И я могу с гордостью сказать, что эти два человека мои кумиры в лучшем значении этого слова. С Арнольдом мы поддерживаем отношения и при наличии времени стараемся встречаться где-то раз в месяц в ресторане за ужином. Конечно же без правильного питания для набора мышечной массы больших мышц не накачаешь.

Кто стал первым тренером?

Т. П.: Моим первым тренером был мой отец, который, обзаведясь брошюрами Джо Вейдера, тренировал меня в гараже на цементном полу в Питсбурге {штат Пенсильвания). Как сейчас помню, он медленно водил пальцем по строкам и говорил: «Как советует Джо Вейдер… один подход по десять повторов…» Я до сих пор помню, что не имел представления о существовании жимовой скамьи и помню, как локти упирались в бетонный пол, как неудобно это было.

Позже, когда решил заниматься бодибилдингом, переехал в Калифорнию для того, чтобы быть среди лучших и научиться у них быть лучшим. Мы проводили много тренировок вместе с Арнольдом, но, скажу честно, это давалось мне очень тяжело. Он тренировался дважды день шесть раз в неделю, а мне хватало потренироваться четыре раза в неделю. Но все равно Арнольд оказал огромное влияние на меня, начиная от советов по покупке моего первого дома и заканчивая тем, как нужно вести себя в той или другой ситуации. Но самое главное, чему научил меня Арнольд, — это верить в себя, а это самое важное! Если вы в себя не будете верить, в вас никто не поверит!

Если коснуться денежного вопроса, сколько ты зарабатывал и тратил на занятия бодибилдингом в 80-е?

Т. П.: Сколько стоила подготовка, я уже и не вспомню, да мы и не особо считали. Помню только, что когда стоял выбор, заниматься ли мне бодибилдингом или чем-то другим, я понял, что бодибилдинг для меня будет наименее затратным занятием. Так как помимо спорта я серьезно увлекался автомобилями и музыкой, обожал сцену, своих слушателей, фанаток… Жизнь рок-звезды — это по мне! Но нужно уметь адекватно оценивать свои способности: у меня не было какого-то особенного таланта в музыке, а затраты на музыкальные инструменты или автозапчасти были гораздо выше затрат на занятие спортом. Я хорошо помню, что в свой первый год IFBB PRO, а это далекий 1978 год, я заработал $40,000, что было очень серьезной суммой, особенно по тем временам.

Были сбережения, и стоял вопрос, куда и как инвестировать свои деньги. И тогда мне предложили вложить $20,000 в развитие Gold’s Gym. Я отказался и вместо этого решил купить себе автомобиль «Корвет»! Огромная ошибка с моей стороны. Точно так же один из моих друзей предложил мне вложиться в проект под названием «Старбакс», от которого я тоже отказался. Очередная крупная ошибка.

Том, какое место в твоей жизни занимает бодибилдинг?

Т. П.: С 9 и до 50 лет моя жизнь — это только бодибилдинг! Я не жил ничем другим, все лето спать не мог в сезон прохождения турнира «Мр. Олимпия»! Кстати, для тех, кто не знает, могу рассказать, что «Олимпия» проводится в конце сентября именно для того, чтобы спортсмены могли вдоволь загореть перед турниром, ведь в то время не было ни грима, ни соляриев.

Том Платц и Ли Прист

Только в 50 лет я сказал себе, что сейчас на первом месте в моей жизни семья, а работа и бодибилдинг — потом. Только после полусотни я обнаружил, что вокруг меня, помимо бодибилдинга, целый мир. И сейчас большинство всех своих наград (кубков медалей, фотографий и подарков) я храню даже не дома, а в специально арендованном месте. Все это хранится для того, чтобы снова не быть окруженным со всех сторон бодибилдингом. Целеустремленность — это хорошо, но ее избыток далеко не всегда ведет к успеху.

С детских лет мне так хотелось быть известным спортсменом, что я даже подумывал о том, чтобы переехать в СССР, потому что считал, что у вас там очень ценят хороших атлетов. А считал я так из-за весьма занимательной истории. Норберт Шемански, выиграв золото на Олимпийских играх и вернувшись домой, обнаружил, что его уволили за то, что он слишком долго пробыл на Олимпийских играх, в то время как Василия Алексеева, возвращавшегося с победами, встречали как национального героя со всеми почестями, парады проводили в его честь! Тогда, ребенком, я серьезно задумался, а не переехать ли мне жить в СССР.

Смог бы ты променять уникальное развитие мышц ног на титул «Мр. Олимпия»?

Т. П.: Я очень-очень хотел стать «Мр. Олимпия»! Столько лет я просыпался по утрам и засыпал по вечерам с мыслью о том, как я стану «Мр. Олимпия»! Я настолько хотел победить, что у меня даже была специальная коробка, в которой я намеревался хранить победную статуэтку! И, несмотря на это, я не променял бы то, что я получил от бодибилдинга, на этот титул, так как победа должна символизировать собой все то, что было вам дано, и все, что вы сделали для победы. Я благодарен судьбе за то, что она мне дала, и за ту карьеру в спорте, которую я сделал. Все это я не променяю ни на один титул. Даже на титул «Мр. Олимпия»! У меня много кубков и побед, дома стоит кубок за титул «Мр. Вселенная», я им очень горжусь.

Но я скажу вам, что подхожу и смотрю на него крайне редко, ведь все это всего лишь титулы, кубки и статуэтки. Даже через двадцать лет после того, как я закончил свою карьеру, мне все еще звонили организаторы и просили приехать на соревнования с одной лишь просьбой: чтобы я вышел на сцену и, сняв брюки, показал свои ноги. При этом организаторы меня упрашивали сделать это вне зависимости от того, в какой я форме, с обещанием заплатить столько, сколько я попрошу. На что я всегда отвечаю, шутя, что уже не то время, чтобы я зарабатывал, снимая штаны.

Почему именно бедра удалось развить до тех размеров, до которых раньше этого никто не мог сделать? Генетика? Целенаправленная работа? Секретная методика?

Т. П.: Думаю, конечно же, в первую очередь — это генетика! Мне кажется, что у меня могла бы сложиться великолепная карьера тяжелоатлета. У меня очень удачное анатомическое строение мышц ног, которое очень благоприятно подходило для тренинга. Секретной методики на самом деле никогда не было, но было много упорных тренировок — 240 килограмм на 23 повторения. В них всегда был один главный, простой, но очень действенный принцип:

одну тренировку я обычно проводил в высокоповторном режиме, а вторую, так сказать, «тяжелую». Я никогда не тренировал ноги дольше одного часа. Даже с учетом того, что икры и бицепс бедра всегда тренировал с четырехглавой, а если не укладывался в час, значит, что-то со мной было не то. Что касается кардио, скажу сразу: этот вид нагрузок слишком переоценен. Все, что нужно в накачке ног — это нахождение оптимального объема нагрузки, который ваши мышцы способны вынести. В начале своей карьеры я тренировал ноги дважды в неделю, и это не от большого ума. На пике своей карьеры тренировал их дважды в месяц, и этого, поверьте, хватало сполна.

Расскажи, пожалуйста, самую курьезную историю, к которой тебя привел размер твоих ног?

Т. П.: Ну с этим много чего связано, я думаю, никого уже не удивишь тем, что крупным спортсменам приходится шить всю одежду на заказ. Но что действительно было смешно — это то, что когда я переехал в Калифорнию, все ходили в коротких шортах, а не так, как сейчас, в длинных. И мне приходилось смазывать бедра с внутренней стороны вазелином для того, чтобы можно было ходить.

«Олимпия-1981». Пик карьеры -3 место. Много было разговоров о том, что победить должен был Том Платц, что победа Франко Колумбу досталась только за счет его приближенности к Джо Вейдеру. Расскажи, пожалуйста, про этот турнир.

Т. П.: Первое, что я сделал, — это поздравил Франко с победой — Рики Уэйн из Muscle Builder and Pouer magazine подошел ко мне и. поднеся микрофон к моему лицу, попросил сказать все, что я думаю насчет чемпиона. Как вы понимаете, Рики ждал, что я сейчас выскажу все, что у меня творится внутри. Но я очень спокойно ответил, что Франко должен был занять место пониже, а я повыше… вот и все. Я всегда полагал, что такое спокойное отношение — лучшая реакция в подобных ситуациях. К тому же не нужно забывать, что я пришел в спорт именно благодаря таким людям, как Франко и Арнольд.

Мы мало общались с Франко, у нас была своего рода холодная война, как между СССР и США. Для меня он был тем самым СССР, но я всегда его уважал! И могу понять решение судей, ведь это было возвращение легенды на сцену, хотя мне, конечно же, чертовски хотелось победить. А сейчас мы время от времени созваниваемся и с радостью вспоминаем те времена. Но в 1981 -м могли победить Рой Коллендр, Дени Падилья и я. И когда на сцену вышли Джо и Бен Вейдеры, аудитория стала возмущенно кричать и бросать чем попало на сцену, в связи с этим всем пришлось спешно покинуть сцену.

В чем, на твой взгляд, главная проблема бодибилдинга сегодня?

Т. П.: Сейчас, безусловно, очень много одаренных спортсменов, огромное количество «мяса» на сцене. По мне, так не хватает веры и энергетики, которая бы исходила от спортсмена к зрителю. Мне кажется, соревнования по бодибилдингу стали более пресными, что ли…

Вспоминаю, как проходили соревнования по бодибилдингу в наше время. Поверьте, это было нечто: зрители сходили с ума, повсюду были охранники, и действо больше напоминало рок-концерт сумасшедшая энергетика. А что было со зрителями, когда выходил Арнольд, — это было настоящее помешательство. Я очень сильно верю в силу энергетики и веры в себя! Спортсмены все больше отдаляются от фанатов: раньше все брали себе прозвища, в которых был отображен внутренний мир каждого, была связь с внешним видом.

Например, меня звали Золотой орел, Арнольда — Австрийский дуб, Робби Робинсона — Черный принц. Все было персонализировано, я помню, как мы с удивлением ходили смотреть, как Арнольд, с такой-то мышечной массой, в Санта-Монике мыл машину. А сейчас сложно увидеть спортсменов вне сцены и тренажерного зала, для них сейчас это работа, а для нас это было стилем жизни. Я не хочу говорить, как мой отец, который рассказывал мне в свое время о том, что: «А вот в мое время у нас не было обуви для того, чтобы ходить в школу». Но все же, при всем моем уважении к нынешним чемпионам, я не вижу их любви к спорту и не чувствую ее. Еще одна беда бодибилдинга — это наличие турниров по натуральному бодибилдингу. Я считаю, что это наносит большой вред спорту. Потому что проведение «натуральных» шоу подразумевает, что все остальные удобрены стероидами. А это вне закона, поэтому над бодибилдингом нависло тяжелое облако негодований, ведь нигде не проводятся натуральные велогонки или прыжки в длину без применения стероидов.

А как тебе новый чемпион Фил Хит и каково мнение о Кае Грине?

Т. П.: Фил Хит очень нравится! Мне кажется, он открывает новую дверь в бодибилдинге, за которой будет стоять гармония, симметрия, пропорции, эстетика, стиль. После его первой победы год назад, я позвонил ему и сказал об этом лично, на что он мне ответил: «Я просто люблю тренироваться». И я его очень хорошо понимаю! Насчет Кая Грина скажу, что у него больше мышц, чем я себе могу представить на одном человеке. Но есть что-то в его манере позирования отталкивающее, что заставляет меня чувствовать себя неудобно, когда он на сцене. Есть что-то в этом позировании, что раздражает меня, что-то дьявольское. Возможно, это намеренно, для того чтобы донести какую-то мысль своим позированием, но я, наверное, этого еще не понял. Может, это потому, что я слишком старомодный… не знаю. Но мне очень нравится то, как Кай говорит. Он разговаривает, как человек искусства, так же, как разговаривал Робби Робинсон. Но его позирование и прическа (смеется. — Примеч. автора) мне очень не нравятся, хотя многим и моя прическа может не нравиться.

Как ты считаешь, у кого из нынешних спортсменов лучшее развитие мышц ног?

Т. П.: Вот честно скажу: ни разу не задавался этим вопросом! Наверное, все же это Брэнч Уоррен!

Ж. М.: Какова сегодня семейная жизнь Тома Платца?

Т. П.: Женился я на гавайке по имени Ча, гавайцы — очень семейно ориентированный народ, семья у них на первом месте. У нас, американцев, принято полностью погружаться в бизнес, мы считаем, что семья должна это понимать. Вот также, когда я говорю каждое утро с Европой, заключая сделки, все равно я вижу, что у них на первом месте семья. Я считаю, что мы забыли о том, для кого мы работаем, и в этом совершили большую ошибку. У нас прекрасные отношения с супругой. Мы не так давно пытались провести географический эксперимент — сменить место жительства и перебраться из Санта-Моники в Скоттсдейл (Аризона). Но жить при температуре 40 градусов по Цельсию в тени меня надолго не хватило, и мы переехали в Ньюпорт-Бич. Также мои брат с сестрой вернулись со мной обратно в Калифорнию.

Совместных детей у нас с женой нет, у моей супруги есть дети от прошлого брака, так что, можно сказать, что у нас и внуки есть. А так наша семья — это любимые питомцы Мантра и Банка.

Том Платц сегодня

Каким видом деятельности ты занимаешься сейчас?

Т. П.: Работаю в качестве партнера на благо компании Fit4Sа1е. Мы продаем тренажеры и другое оборудование для тренажерных залов по всему миру. Главной нашей специализацией является полная реконструкция б/у тренажеров с заменой абсолютно всех запчастей. Даже я вам не смогу сказать о разнице между абсолютно новым тренажером и тем, что мы реконструировали. А цена этих тренажеров вдвое меньше новых, к тому же мы даем полную гарантию на них. Почему не занимаюсь продажей спортивного питания? Честно скажу, я не сильно большой поклонник спортивного питания, хотя многие мои знакомые, которые вышли из мест заключения за продажу «химии», стали заниматься именно спортивным питанием. Собственно говоря, с этого и началась индустрия спортивного питания.

Совет от Тома Платца.

Т. П.: Если у вас есть мечта — следуйте ей. Я работал вместе с такими людьми, как Дональд Трамп, много общался с Арнольдом Шварценеггером… И знаете, что отличает их от всех остальных? Это то, что они абсолютно не хотят видеть предела своих возможностей. Пожалуйста, помните об этом! И приложите все усилия, чтобы реализовать свою мечту!

 Читайте также

3 комментария

  1. Еще бы на эту тему что нить написали — зайду обязательно еще раз — интересно.

  2. Неплохо… Огромное спасибо за инфу. Автору респект и уважуха./Думаю, эту тему можно развивать до бесконечности Хорошо пишете. Учились где-то или просто с опытом пришло?

Оставить комментарий

You must be Logged in to post comment.